Александр Зуев: COVID-19 и Верховенство Закона

29.06.20

Беспрецедентная угроза со стороны COVID-19 вызвала невообразимые страдания во всем мире. Этот год дал толчок началу столь нужной дискуссии относительно роли органов правопорядка в обществах. Хотя пандемия является прежде всего кризисом общественного здравоохранения, существуют связанные с ней вызовы, которые играют важную роль в ее сдерживании и содействии быстрому и устойчивому восстановлению. Борьба за поддержание верховенства закона и роли органов правопорядка в обществах является одним из них.

В странах, где правительства в ответ на пандемию расширили роль и присутствие полиции и других силовых структур, возникли проблемы в области прав человека, такие как восприятие предвзятости и непропорциональное применение силы. Существует также риск того, что некоторые государства могут использовать чрезвычайные полномочия для консолидации исполнительной власти в ущерб верховенству закона, подавляя инакомыслие и подрывая демократические учреждения, особенно там, где судам и другим надзорным органам крайне сложно выполнять свои функции из-за ограничений, связанных с COVID-19.

В некоторых странах резко возросло число арестов. Это противоречит необходимости разгрузки тюрем, которые страдают от непропорционально высокого уровня инфицирования как среди заключенных, так и среди персонала, распространяясь на окружающие общины и потенциально провоцируя насилие.

Распределение медикаментов, чрезвычайной и экономической помощи для противодействия пандемии является необходимым и в тоже время предоставляет широкие возможности для коррупции и мошенничества. Без эффективных учреждений, обеспечивающих транспарентность, подотчетность и надзор, значительная часть этой помощи не достигнет предполагаемых бенефициаров, что усугубит социальный, медицинский и экономический кризис, а также поставит под угрозу и задержит процесс восстановления.

Пандемия также предоставляет вооруженным группам, включая террористические организации, возможности дискредитировать государственные учреждения, использовать пробелы в государственных услугах и извлекать выгоду из общественного негодования, например в связи с закрытием мест отправления культа. Поскольку некоторые сотрудники органов правопорядка и безопасности сталкиваются с сокращением оперативного потенциала из-за неизбежного воздействия вируса и конкурирующих новых обязанностей, некоторые вооруженные группы укрепляют и расширяют контроль над территорией.

Эти вызовы могут серьезно подорвать легитимность правительств, которая крайне важна для эффективных стратегий смягчения последствий и сдерживания во время кризисов общественного здравоохранения, что наблюдалось в некоторых странах, борющихся со вспышкой Эболы в 2018-2019 гг. Следовательно, в интересах правительств обеспечить, чтобы чрезвычайные ограничения прав были необходимыми, соразмерными, законными и ограниченными по времени.

Организация Объединенных Наций быстро среагировала, оказав немедленную помощь национальным органам правопорядка и безопасности в ряде стран, таких как Демократическая Республика Конго. Миротворцы активно участвовали в распределении чрезвычайной помощи и медикаментов в Дарфуре и Мали, в том числе бывшим участникам вооруженных формирований, помогая укрепить доверие между враждующими сторонами. Вместе с партнерами, мы также разработали практические инструменты для снижения распространения COVID-19 в тюрьмах, руководство по разгрузке тюрем и по проведению виртуальных судебных слушаний. Эти усилия должны быть устойчивыми и продолжаться до тех пор, пока не закончится пандемия.

Когда пандемия стихнет, правительствам следуют оценить последствия действий, в том числе, деятельности в условиях чрезвычайных полномочий, для разработки будущих практик и реформ там, где это необходимо. Поддержка со стороны ООН, основанная на десятилетиях лучших практик, может быть полезной в этой связи, в частности, для полицейских секторов.

В долгосрочной перспективе пандемия, как и любой кризис, может также открыть новые возможности для проведения реформ правовых систем и практик органов правопорядка.

Например, в секторе уголовного правосудия мы должны проанализировать воздействие практики, разработанной в ответ на пандемию, на государственные бюджеты, общины и перспективы реабилитации с целью их институционализации. Это должно включать потенциальное освобождение заключенных за ненасильственные преступления, корректировку стратегий ареста и судебного преследования, а также вынесение приговоров, не связанных с лишением свободы. Также, по возможности, это должно включать электронную подачу документов и виртуальные судебные слушания. Хотя такая практика создает проблемы для некоторых прав на справедливое судебное разбирательство, она может сделать системы правосудия более доступными и эффективными. По мере сокращения цифрового разрыва, эти практики могут расширить доступ к правосудию в отдаленных районах, расширить законное представительство и участие свидетелей, устранить отставание и сократить сроки предварительного заключения.

 

Пока мировые лидеры обсуждают совместные действия по сдерживанию и преодолению пандемии, следует принять во внимание необходимость не допустить нанесения ущерба принципам верховенства закона и основным свободам.

Это поможет избежать обострения социальной напряженности, недовольства и глубинных причин конфликтов. Предотвращение конфликтов необходимо, возможно, сейчас как никогда, поскольку перспективы крупномасштабных инвестиций в управление конфликтами и постконфликтное восстановление становятся жертвами ограниченных ресурсов.

 

Александр Зуев является Помощником Генерального секретаря по делам органов обеспечения законности.