Представитель ЮНЭЙДС: своевременное лечение ВИЧ дает возможность жить полноценно и долго

Вск, 12/01/2019

1 декабря 2019 г. (Новости ООН) - Диагноз ВИЧ/СПИД в общественном сознании продолжает звучать как приговор. Зачастую неготовность обсуждать проблему и боязнь оказаться изгоями мешают людям узнать свой статус и начать лечение. Как результат, по данным нового доклада Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС), в Восточной Европе и Центральной Азии наблюдается настоящая эпидемия ВИЧ-инфекции. 

Виней Салдана (справа) с известной певицей Верой Брежневой. Она, как посол доброй воли ЮНЭЙДС, помогает бороться с ВИЧ в России. Фото ЮНЭЙДС

О том, что можно и нужно делать, чтобы в странах региона, как в целом в мире, остановить распространение ВИЧ, Антону Успенскому рассказал руководитель регионального представительства ЮНЭЙДС в Москве Виней Салдана.

ВС: Тенденция в нашем регионе заключается не только в росте новых случаев инфицирования, но также и в очень высоком уровне смертности, вызванной ВИЧ-инфекцией. Это свидетельствует о том, что далеко не все люди, которым поставлен диагноз, получают жизненно необходимое лечение. Схема лечения сейчас должна быть оптимальной: одна таблетка в день, фиксированно-комбинированная доза. Это дает возможность пациенту соблюдать так называемую «приверженность» лечению. Но, к сожалению, такие оптимальные схемы недоступны для очень многих живущих с ВИЧ-инфекцией. Мы видим, что в регионе Восточной Европы и Центральной Азии уровень охвата и качества лечения оставляет желать лучшего.

АУ: А почему такое лечение недоступно? Нет препаратов? Или они слишком дорогостоящие?

ВС: Сегодня стоимость этих препаратов, которые еще 10 - 15 лет назад стоили 10 000 долларов на одного пациента в год, составляет 100 – 300 долларов в год, при том, что само лечение стало более оптимальным, чем тогда. Но тем не менее, система здравоохранения особо не была готова к такой огромной волне людей, которым поставлен диагноз ВИЧ. Оценочное число людей, которые живут с ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии, составляет 1,5 миллиона. Это огромный объем потребности в лечении. И система здравоохранения нашего региона оказалась не готова немедленно предоставить всем этим людям доступ к лечению: ни с финансовой точки зрения, ни в плане инфраструктуры, ни по количеству медперсонала, который должен диагностировать заболевание и ухаживать за пациентами - сотнями тысяч пациентов.

Нам непросто использовать термин «эпидемия ВИЧ-инфекции» в Восточной Европе и Центральной Азии, но то, что мы видим сегодня – это полноценная эпидемия ВИЧ. Мы надеемся увидеть некоторую стабилизацию по эпидемии, но пока не видим ни резкого сокращения, ни тех тенденций, которые наблюдаются практически во всех других регионах мира. Есть так называемая «Цель 90-90-90». Это когда 90 процентов из оценочного числа людей, которые живут с ВИЧ-инфекцией, проходят диагностику и знают о своем статусе; 90 процентов из тех, кто знают о своем статусе, находятся на лечении; и 90 процентов из тех, кто находятся на лечении, достигли так называемой «неопределяемой вирусной нагрузки». Почему эти три «90» так важны? Потому что у людей, которые находятся на лечении при ВИЧ-инфекции, наблюдается резкое снижение концентрации вируса ВИЧ до такого низкого уровня, что они перестают быть источником возможного распространения инфекции. И таким образом возникает «волшебный» эффект лечения как профилактики.

 

Но не менее важно, что эти люди, которые хорошо себя чувствуют и имеют возможность жить полноценной, долгой жизнью при ВИЧ-инфекции, также освобождаются от чувства неловкости, перестают думать: «Не дай бог я поставлю под угрозу заражения своего полового партнера…». Человек на лечении, достигший неопределяемой вирусной нагрузки, не может заразить своего полового партнера ВИЧ-инфекцией. Лечение важно не только для состояния здоровья самих инфицированных, оно и становится важным фактором предотвращения распространения новых случаев ВИЧ.

АУ: Какие первоочередные меры нужны для борьбы с, как Вы ее называете, эпидемией ВИЧ/СПИД в Восточной Европе и Центральной Азии?

ВС: Во-первых, надо сократить до минимума время для тестирования ВИЧ-инфекции. В современном мире достаточно нескольких часов, чтобы получить полноценный диагноз. Во-вторых, как только человеку поставлен диагноз, ему должно быть предоставлено беспрерывное качественное лечение. Есть еще два момента, которые я хотел бы добавить. Надо усилить все программы по профилактике ВИЧ-инфекции, в первую очередь – новые методы профилактики, «доконтактную профилактику». Не для всего населения, а только для тех людей, у кого высокий риск заражения. Им должен быть предложен регулярный доступ к лекарствам, которые при ежедневном приеме снижают риск заражения ВИЧ-инфекцией практически до нуля. И еще мне бы хотелось обратить внимание на тему нашего доклада: «Power to the People» (Власть – людям!). Данный доклад свидетельствует, что если мы не будем усиливать наше сотрудничество с гражданским обществом, если не будем давать лидирующие роли людям, которые затронуты ВИЧ-инфекцией, тем, кто живут с ВИЧ-инфекцией, общественным организациям, которые ведут крайне важную работу, мы не положим конец эпидемии СПИДа. Вообще, в странах, в сообществах в мире, где мы наблюдаем превосходный успех в борьбе со СПИДом, ключевые роли играют общественные, гражданские организации.

АУ: Вы встречаете поддержку и понимание? Активно ли ваши усилия, усилия ЮНЭЙДС, поддерживают?

ВС: И я, и все сотрудники ЮНЭЙДС по всему региону Восточной Европы и Центральной Азии каждый день находимся в контакте с правительствами стран, министерствами здравоохранения, с людьми, принимающими решения, - для того чтобы они не только продолжали бороться с ВИЧ/СПИДом, но так же и для того, чтобы они ставили очень жесткие и очень амбициозные цели победить эпидемию раз и навсегда. Я более чем уверен, что это возможно, но потребуется изменить менталитет и понимание срочности этих мер.

 

Но не менее важно, что эти люди, которые хорошо себя чувствуют и имеют возможность жить полноценной, долгой жизнью при ВИЧ-инфекции, также освобождаются от чувства неловкости, перестают думать: «Не дай бог я поставлю под угрозу заражения своего полового партнера…». Человек на лечении, достигший неопределяемой вирусной нагрузки, не может заразить своего полового партнера ВИЧ-инфекцией. Лечение важно не только для состояния здоровья самих инфицированных, оно и становится важным фактором предотвращения распространения новых случаев ВИЧ.

АУ: Какие первоочередные меры нужны для борьбы с, как Вы ее называете, эпидемией ВИЧ/СПИД в Восточной Европе и Центральной Азии?

ВС: Во-первых, надо сократить до минимума время для тестирования ВИЧ-инфекции. В современном мире достаточно нескольких часов, чтобы получить полноценный диагноз. Во-вторых, как только человеку поставлен диагноз, ему должно быть предоставлено беспрерывное качественное лечение. Есть еще два момента, которые я хотел бы добавить. Надо усилить все программы по профилактике ВИЧ-инфекции, в первую очередь – новые методы профилактики, «доконтактную профилактику». Не для всего населения, а только для тех людей, у кого высокий риск заражения. Им должен быть предложен регулярный доступ к лекарствам, которые при ежедневном приеме снижают риск заражения ВИЧ-инфекцией практически до нуля. И еще мне бы хотелось обратить внимание на тему нашего доклада: «Power to the People» (Власть – людям!). Данный доклад свидетельствует, что если мы не будем усиливать наше сотрудничество с гражданским обществом, если не будем давать лидирующие роли людям, которые затронуты ВИЧ-инфекцией, тем, кто живут с ВИЧ-инфекцией, общественным организациям, которые ведут крайне важную работу, мы не положим конец эпидемии СПИДа. Вообще, в странах, в сообществах в мире, где мы наблюдаем превосходный успех в борьбе со СПИДом, ключевые роли играют общественные, гражданские организации.

АУ: Вы встречаете поддержку и понимание? Активно ли ваши усилия, усилия ЮНЭЙДС, поддерживают?

ВС: И я, и все сотрудники ЮНЭЙДС по всему региону Восточной Европы и Центральной Азии каждый день находимся в контакте с правительствами стран, министерствами здравоохранения, с людьми, принимающими решения, - для того чтобы они не только продолжали бороться с ВИЧ/СПИДом, но так же и для того, чтобы они ставили очень жесткие и очень амбициозные цели победить эпидемию раз и навсегда. Я более чем уверен, что это возможно, но потребуется изменить менталитет и понимание срочности этих мер.